МИХАИЛ ШЕЛЕГ НЕ МАТЕРИТСЯ, НО ПОЁТ МАТЕРНЫЕ ПЕСНИ

В этом шансонье признался корреспондентам «Слободы» после концерта в ДК ТОЗ.
Шелег привёз для туляков свои лучшие песни: «Такая судьба», «Газовый баллончик», «Маленькая женщина», «Королева бала», «За глаза твои карие», «Я хочу тебя, Ваше Величество», «Московская осень» и другие. Михаил выступал два с половиной часа, между песнями рассказывая о своей жизни. Между прочим, отметил, что по дороге в Тулу ел пряники: «Мой водитель сказал, что ваши пряники не надо разогревать. Они у вас на меду, поэтому нужно положить их у окошка. Полежат на солнышке, растают, и можно есть».

Шансонье напомнил, что в данный момент холост: «И поэтому у меня в холодильнике только таракан мороженый. И ещё прошлогодние почерневшие сосиски. Но мой музыкант Колька Зайцев их запросто может съесть. Помню, у меня года три валялся в холодильнике пряник. Так вот Колька его съел, и ничего».
После концерта Михаил Шелег пригласил корреспондентов «Слободы» к себе в гримёрку.
Михаил, Вы работали художником. А сейчас рисуете?
-Да, но редко. Летом, в жару, я закрываю балкон, занавешиваю шторы. Покупаю сыр «Маасдам» с огромными дырками, грушу и бутылку красного вина «Мерло». И заливаю его в мурло (смеётся). Расставляю всё на столе и начинаю рисовать. Недавно изобразил шикарную вещь – обнажённую на летящей свинье. Свинья розовая такая.
Сейчас собираю книжку – «Поэтическая антология современного шансона». Там будут стихи моих друзей, в том числе Михаила Круга. Но не будет творчества Розенбаума и Кучина. До этих людей трудно достучаться. Легче было найти Танича и Круга.
-Вы когда-то выступали с рок-музыкантами.
-Да, с Шевчуком, Сукачовым. А однажды в 1982 году мы делали номер с Борисом Гребенщиковым в клубе авторской песни. Но ортодоксальные тётки решили нас завалить обвинениями типа «Вы не имеете права называться авторской песней. Гармошку себе повесили! Взяли 12-струнную гитару!» Гребенщиков не понял и говорит: «А что, с гармошкой нельзя? Или авторская песня – это три аккорда, и про палатки-костры? А если я автор?» Ему отвечают: «Нет, нельзя, у вас 12-струнная гитара!»
-У Вас есть песни с ненормативной лексикой?
-Издана с моего ведома только одна – «Резиновая Зина». И то она шла подпольным треком, на обложке диска не была отмечена. Люди шизели, когда её слышали. Мне потом рассказывали, как разъярённые жёны, матери и бабушки ломали диски с этой песней о стены.
Сейчас я написал 15 матерных песен – жестоких, но очень остроумных и лихих. Считаю, что мат – это состояние русской словесности. Мат воспринимается уже как междометия. Уронил батарею на ногу – что говоришь? А многие люди без мата не могут изъясняться. Сам я не матерюсь. Но иногда, когда мы сидим в компании и надо рассказать пикантный анекдот, без острого словца не обойтись.
-Вы видите незнакомую женщину. На что в первую очередь обращаете внимание?
-На лицо. На нём всё написано. Некрасивых женщин нет, есть неумелые мужчины. А вот мужик не обязательно должен быть красивым. Красавец рано или поздно превращается в нарцисса, начинает любоваться собой. Верит, что отбоя от девушек нет, становится ленивым и неинтересным. А некрасивые доказывают, что можно взять не красотой, так «мозгой».
-Какие человеческие качества Вам не нравятся?
-Занудство, особенно в женщинах. Подумайте, как можно жить с бензопилой? Всё остальное можно простить.
-Сколько женщин должно быть у настоящего мужчины?
-Чем больше, тем лучше. Кому-то и одной достаточно, как Таничу, например. А кому-то и тысячи мало.

Юлия Конова. Газета «Слобода» (г.Тула) 17 апреля, 2003 г.

© Михаил Шелег 2002 - 2018. Все права защищены. отдых в Сочи с kamatravel.ru