ЧУДАК В ТЕЛЬНЯШКЕ

img (3)В 1992 году, когда я стал собирать материалы для книги об Аркадии Северном, Сергей Иванович МАКЛАКОВ рассказал мне о неком собирателе блатных песен — Стасе ЕРУСЛАНОВЕ — который в 70-х годах (1976), привёз Аркадия Северного в Одессу, даже заплатив ему гонорар. Сергей Иванович не смог вспомнить о деталях этой «экспедиции» Северного, но сказал, что «одесситы, заманили его рублём…».
Меня, как собирателя биографии А.С., это очень заинтересовало и я спросил: жив ли этот человек, а если да, то как с ним встретиться? Сергей Иванович сказал, что зовут его Стас ЕРУСЛАНОВ (которого, кстати, Северный называл на записях «Еруслан»), что промышляет он сегодня тем, что торгует (возит из Одессы «блатняк») кассетами и покупает в Питере что-то новенькое, и продаёт это где-то на одесском «толчке».
– Как с ним встретиться? –
– Очень просто! Он ко мне приезжает за плёнками и сам привозит что-то «за Одессу».
Я нашёл момент, созвонился, и встретился с ЕРУСЛАНОВЫМ, пригласив его к себе домой в Питере на Народного ополчения, 9. Это было в марте 1994 года. Помню, что он был одет в ватник, за ватником – тельняшка, на голове – «минингитка».
К тому времени я написал 2-3 десятка песен, под влиянием прослушанных альбомов Северного. Мне понравились его исполнение, «дух» атмосферы, царившей при записи, и вообще, сам факт того, что пишу о блатной песне, вызвал порыв сочинять что-то подобное. Всё это я записал на кассету с моим другом и коллегой Сашей Кивиным в «домашней атмосфере» — «В натуре, ап!», «Кирпичик», «Рыжая», «Белые штаны», «Зелёненький огурчик», «Амнистия» и мн. другие.
В то время я встречался с ребятами – искренними поклонниками Северного – Лёшей Самохиным, Егором Галли (изобретателем самолётов), Володей Ефимовым (один из первых, кто записывал Северного) и др. Они мне очень помогли записями. Миша Иноземцев был в их числе. Был вечер, когда у Лёши Самохина мы собрались и ребята играли мне свои песни, Миша пел. Это было где-то на квартире…
Станислав пришёл ко мне домой, рассказал мне то, что знал об Аркадии Северном и уехал в Одессу. Мне этого показалось мало. Я искал материал дальше – и у Калетина, и у Резанова, и у Наташи Звездиной ( мы с ней встречались на «Техноложке», а потом пошли к её подруге – пили чай и она мне рассказала о своём отце).
Стас (он так просил себя называть) позвонил мне через три дня и сказал: «Приезжай в Одессу, я организую запись твоих песен. Дорогу оплачу, плюс 50 баксов за запись».
Для меня тогда – это было спасением! Мы с женой жили очень скромно – не было на самое необходимое. А тут – подарок! «Заплачу гонорар!»
Я собрался в дорогу и поехал. Помню, как в пути, на верхней полке, сочинил песню «Памятник Мишке-Япончику». Сюжет её ЗАКАЗАЛ Стас. Так и сказал: «Если можешь сочини что-нибудь про Мишку-Япончика, будто памятник ему в Одессе собираются поставить. Х…ня, конечно, но одесситы его помнят…».
Приехал я в Одессу поездом утром. Встретил он меня на мотоцикле. Я, правда, хотел взять такси, но он был категоричен – поехали, и всё! Потом, когда ехали, всё прибавлял скорость. А я-то – на заднем сиденье! У меня – сумка, гитара. Того и, гляди, вылечу! В общем, обматерил я его пока доехали.
Часов в 10 поутру приехали музыканты. Стас проводил нас в комнату. Настроил аппарат и…
…и поехали! Я так никогда и нигде не записывался до этого! Было двое «клавишников» (кажется, KORG и ещё что-то, типа, JAMAHи и соло-гитарист с FENDERом). Мне оставалось только петь в микрофон, а то, что записывалось, я слышал в наушниках. Стас включал сразу несколько магнитофонов: кажется «Саньо»(катушки), «Филипс» и ещё что-то. Был пульт, кажется, «Вермона».
Самым «продвинутым» был Саша Резник – это было видно сразу – он всеми руководил. Начальник с рыжей бородкой! Но как играл – настоящий одесский топёр!!! Я так для себя тогда понял – он «главный». И полностью доверялся ему. Олег – играл на клавишах, а Игорь – соло-гитара – его гитара пела и стонала! (Отсылаю к своему первому альбому «В натуре, ап!»)
Стас попросил первую запись посвятить какому-то Володе Чарушину. Я его спросил:
— «Это – кто?»
— «Это мой хороший московский друг», — сказал он.
-«Я не против… Но всё же, давай как-нибудь обзовёмся…»
-«Как?»
-«Ланжерон».
Так и пошло – у Стаса с этими музыкантами все (Чинская, Соколов, Папа Радж, Владов, Иноземцев и др.) стали записываться с гр. «Ланжерон» (где-то вы можете на кассетах заметить «лОнжерон» — это от безграмотности выпускающих бизнесменов).
Тогда – 25 апреля 1994 года мы записали «Первый одесский концерт» (90 мин.) В лучших традициях Аркадия Северного. Я «ломал» свой голос и пел как «жиган». Потом многие меня и воспринимали, как законченного идиота с Молдаванки…
В следующие два дня я «пропел» ещё две 90-минутных кассеты.
Второй раз у Стаса я был в июне 1996 года. Встретил меня Саша-Американец. Он приехал из Нью-Йорка по своим делам и, встретив меня, поселил у себя. Хотел споить меня водкой, приводил девушек, возил по Одессе и всё требовал, чтобы я написал песню про босяков. Стас соглашался с ним, до той поры, пока я не написал песню «Одесса» (нигде не издавалась – хорошая песня, кстати!), потом, всё-таки, и увёз меня к себе.
Мы ещё записали два 90-минутных альбома. Там он мне подсунул какую-то ерунду на «одесскую»» тему – я её спел. Заодно и из репертуара Утёсова (спел плохо!)
Стас был рад! Потом – в Москве – он продавал эти плёнки, каждую, по 100$ ( бизнес!). Вернулся в Одессу, выслал мне в Питер гонорар 90.000 рублей (помните инфляцию? – сегодня долларов 10).
Не думайте, что я мелочусь – те деньги были очень кстати! Да и что можно требовать от хорошего чудака в тельняшке – доброго одессита, который записывал таких идиотов, как я?
Земля ему пухом! Славный парень был Стас! Если бы не ОН – многого мы не послушали бы.
ВЕЧНАЯ ЕМУ ПАМЯТЬ!

© Михаил Шелег 2002-2017. Все права защищены. Конг: Остров черепа 2017 смотреть бесплатно в хорошем качестве